Татьяна Богомолова. Журнал "Возрождение"
Сайт

Просмотр сообщения

← перейти к гостевой книге
Solipcist   31 марта 2019, 19:32  ::
После прочтения трилогии "Сведущие", хочется отойти от нахоженных троп и двинуть по целине, обратив внимание досужей публики на незаслуженно остающуюся в тени собственно авторских замыслов и исполнений тему, связанную с обстановкой, в которой происходит восчувствование того или иного произведения. На примере вот этого романа. Итак. Когда-то давным-давно я тоже был маленьким и у меня была бабушка. А у бабушки был сарай. А у сарая был сундук. А у сундука было содержимое. Все эти «был» были лет сорок пять тому назад. Бабушка с сундуком жили в одном конце ныне несуществующей страны, я с родителями — в другом. У нас всегда была зима. Дорог ни железных, ни авто к нам не было, была навигация. Месяца три в году. В остальное время «только самолетом можно...» А чаще нельзя! Ибо вечная пурга. Кругом не то что на сотни, а на тысячи километров были горы, тайга и голодные замерзшие медведи. И еще хорошо, что не белые. Ближайший мегаполис — Бодайбо, в котором я никогда не бывал из-за его удаленности. Телевидения не было, интернета тоже. А в бабушкиной с сундуком части сказочной страны всегда было лето — солнце, голубое небо… Ну а я был уже здоровый пацан, лет так одиннадцати, бывалый таежник и не боялся ничего. А тут сундук. В сарае. Дореволюционный. Огромный. Неподъемный. Из теплой такой светло-желтой древесины. Кто же тогда, до торжества гласности, мог знать, что древесина та - крыжовник? Но это был он. Каждое лето тот сундук одаривал разными раритетами, когда я втихую нырял в него. Как они в него попадали? Кто знает! Это утерянная тайна столяров, живших в тех кущах до Первой Империалистической. Иногда я вытягивал оттуда вещи с личными пометками первых Рюриковичей, а иной раз в руки попадались странные приспособления, явно спродуцированные нашими отдаленными потомками. Но бывали в том сундуке и письмена. Ну и в один наипрекраснейший из длинной череды прекрасных дней выудил я из той домовины некую бумажную штуку. Это была Библия. Правда, без начала и без конца, обкусанная местами крысами. В ней находился кусок текста… Но в тот летний день я ничего этого не знал. Я ЧИТАЛ… Потом уехал в вечную зиму. Прошел год, я повзрослел и вернулся. Сундук отдал мне в то лето еще пару разрозненных листов… Обидно было другое — не было первой части и последней. Я к чему… Не так важно произведение, как обстановка, в котором ты им пытаешься овладеть. Спасибо автору, написавшему данное произведение — дай Бог ему больших гонораров… и новых удивительных откровений на литературной стезе.
« предыдущее . следующее »